© 2000-2024 - Информация "Рестко Холдинг" - www.restko.ru т. +7 (926) 535-50-61 Написать письмо  

При использовании материалов ссылка на "Рестко Холдинг" - www.restko.ru, в виде активной ссылки, обязательна.

04.09.2023 - Климатический посредник: как Абу-Даби хочет повлиять на борьбу с потеплением

Арабские Эмираты, принимающие осенью конференцию ООН по климату, пытаются сделать планы энергоперехода более приемлемыми для экспортеров сырья и развивающихся стран, у которых нет средств на масштабное обновление энергетики. Именно поэтому предстоящая встреча может стать особенно важной для России, считает сотрудник Института международных исследований МГИМО Артем Адрианов

С 30 ноября по 12 декабря в ОАЭ пройдет 28-я конференция ООН по климату (COP28). От всех предыдущих она отличается тем, что на ней должны представить результаты первой глобальной инвентаризации (global stocktake) достижения целей Парижского соглашения 2015 года и объявить о новых мерах по сокращению углеродных выбросов.

Повлиять на выбор способов достижения этих целей и стремятся ОАЭ. Ежедневно в стране добывается около 2,5-3,5 млн баррелей нефти, и попытки западных стран ускоренно сократить использование углеводородов представляют угрозу для эмиратской экономики. Тем более что страна планирует только наращивать темпы добычи: еще в 2016 году национальная нефтегазовая компания ADNOC объявила о планах к 2030-му довести ежедневную добычу нефти до 5 млн баррелей (сейчас эта цель сдвинута на 2027 год). В стране резко возросло число пробуренных скважин, а иностранные компании получили права на разведку многих ранее неисследованных территорий. Понимая, что вскоре спрос на нефть будет снижаться, ОАЭ решили экстренно начать добычу практически на всех неразработанных месторождениях, чтобы успеть заработать как можно больше нефтедолларов.

Глобальное перераспределение

COP28 крайне важна для нефтяных экспортеров, в том числе и для России. Абу-Даби стремится повернуть повестку конференции в выгодном для себя ключе и делает акцент на двух проблемах — поиске баланса между темпами декарбонизации и сохранением экономического роста и финансированием энергетического перехода в развивающихся странах. Главное, чего добиваются ОАЭ, — увеличение глобальных расходов развитых стран на технологии энергоперехода и предотвращение преждевременного отказа от углеводородов. Как сказал председатель COP28 Султан Аль-Джабер: «Мы не можем перестать использовать существующую энергетическую систему, пока не построим новую». ОАЭ предлагают сделать приоритетом технологии, позволяющие смягчить последствия потепления, например внедрение установок по улавливанию углерода и снижению выбросов на работающих на углеводородном сырье электростанциях.

Несмотря на все усилия по диверсификации, углеводороды по-прежнему составляют около 30% ВВП Эмиратов, и климатические амбиции западных стран, например выдвинутый в ходе COP26 в Глазго Климатический пакт, для ОАЭ — серьезная угроза не только благосостоянию, но и безопасности в целом. В частности, в Климатическом пакте впервые был сформулирован призыв к поэтапному прекращению «неэффективного» субсидирования ископаемых видов топлива.

Именно поэтому подготовкой конференции занимаются представители Абу-Даби, который в рамках неформального разделения обязанностей между эмиратами отвечает за вопросы национальной безопасности и внешней политики. Главный организатор COP28 — один из ближайших соратников эмира Абу-Даби и президента ОАЭ Мохаммеда бин Зайда Султан Аль-Джабер. Он также занимает пост министра промышленности и передовых технологий ОАЭ и возглавляет ADNOC. Несмотря на, казалось бы, очевидный конфликт интересов, именно он был назначен председателем конференции, что вызвало критику западных СМИ: как директор нефтегазовой компании может бороться с глобальным потеплением? Возможно, более логичным выбором стала бы министр по изменению климата и окружающей среде ОАЭ Марьям Аль-Мухейри, однако она происходит из дубайской семьи.

Абу-Даби также является лидером по развитию новых источников энергии. Через различные компании, в первую очередь суверенный фонд Mubadala и компанию Masdar, эмират уже инвестировал около $50 млрд в проекты ВИЭ (возобновляемые источники энергии) в 70 странах, в том числе в 40 развивающихся. И именно на развивающиеся страны ОАЭ делают основную ставку на предстоящей конференции.

«Мы должны расширить возможности глобального Юга, где почти 800 млн человек не имеют доступа к электричеству, путем инклюзивного энергетического перехода... Мы должны устранить энергетическую бедность», — заявил Султан Аль-Джабер на Индийской энергетической неделе. В ОАЭ он видит своего рода посредника между развитыми странами, стремящимися поставить более амбициозные цели по снижению выбросов, и развивающимися, для которых на первом месте стоит вопрос экономического роста. Ранее директор ADNOC также раскритиковал доступность финансирования климатических технологий для бедных стран и выступил за его увеличение с «миллиардов до триллионов».

На COP28 Абу-Даби планирует завершить переговоры о создании компенсационного фонда за потери и ущерб, связанные с изменением климата в развивающихся странах. Концепция фонда была представлена на предыдущей конференции COP27 в Шарм-эш-Шейхе. Тогда страны принципиально договорились о создании фонда и его финансировании из добровольных пожертвований, однако конкретные вопросы должны быть решены на встрече в ОАЭ. Фонд должен стать третьим столпом глобального климатического финансирования. Инструменты для первых двух — смягчения последствий потепления и адаптации — уже существуют.

Надо отметить, что Эмираты довольно последовательны в своей стратегии защиты интересов развивающихся стран. В марте на регулярной встрече Международной морской организации ОАЭ вместе с Китаем, Индией и Бразилией выступили против увеличения показателей по снижению выбросов морского транспорта к 2050 году, а также установки промежуточных целей на 2030 и 2040 годы. Это вызвало шквал критики среди международных климатических организаций.

На будущей конференции ОАЭ делают ставку на страны, не имеющие свободных средств для масштабного финансирования энергоперехода и снижения выбросов, — Индию, КНР, арабские страны. Однако, выступая с позиций защитника их интересов, ОАЭ стремятся получить и политическую поддержку Запада. Так, в ноябре 2022 года Абу-Даби договорился с Вашингтоном о создании программы партнерства для ускорения перехода к чистой энергии (PACE). В рамках PACE в энергетические проекты США, ОАЭ и ряда развивающихся экономик должно быть инвестировано $100 млрд и построена инфраструктура для выработки 100 ГВт чистой энергии. Первые результаты PACE уже есть: в рамках партнерства 1 августа ADNOC подписала с американской Occidental Petroleum соглашение об изучении вопроса строительства в Абу-Даби заводов по прямому улавливанию углерода из воздуха.

ОАЭ также заручились поддержкой еще одного лидера климатической повестки — Франции. В феврале 2023 года ОАЭ, Франция и Индия создали платформу для трехстороннего сотрудничества в сфере солнечной и атомной энергетики, изменения климата и защиты биоразнообразия. Французские компании, подобно американским в рамках PACE, смогут использовать свои технологии и эмиратские финансовые ресурсы, чтобы строить экологически чистые мощности в Индии.

«Зеленая» пустыня

Со своей стороны, ОАЭ стараются показать, что готовы больше инвестировать в климатическую политику. В июле они обновили свою Национальную энергетическую стратегию, обозначив в ней более амбициозные цели: к 2031 году доля вырабатываемой в Эмиратах чистой энергии должна составить 30%. В стратегии также был усилен акцент на привлечении инвестиций в чистую энергетику, особенно в развитие технологии зеленого водорода, который будет полностью производиться за счет возобновляемых источников энергии.

Собственную стратегию недавно принял эмират Абу-Даби, где добывается более 90% эмиратской нефти. Согласно Abu Dhabi Climate Change Strategy, к 2027 году ежегодный объем выбросов CO2 планируется сократить со 135 млн т до 105 млн. А ADNOC заявила о сокращении сроков реализации проекта по переходу к углеродной нейтральности с 2050 на 2045 год, став первой международной нефтегазовой компанией, поставившей столь амбициозную цель.

Однако амбициозные планы в области чистой энергетики у ОАЭ были и раньше, только им не всегда сопутствовал успех. Можно вспомнить, как в 2006 году на окраине Абу-Даби началось строительство первого углеродно-нейтрального города Масдар-сити. По плану он должен был полностью обеспечивать себя энергией, произведенной за счет ВИЭ. Но проект оказался провальным: к 2016 году было построено всего 5% от запланированных кварталов, а солнечные батареи не смогли покрыть всех потребностей района в электроэнергии, и вскоре он был подключен к обычной городской сети.

COP28 могла бы состояться именно в Масдар-сити, ведь в свое время здесь разместило свою штаб-квартиру созданное в 2009 году Международное агентство по возобновляемым источникам энергии IRENA. Однако в нынешнем виде Масдар-сити может скорее отпугнуть инвесторов в климатические технологии — он напоминает город-призрак, где живут лишь сотрудники IRENA и студенты местного университета.


Постоянный адрес материала - Климатический посредник: как Абу-Даби хочет повлиять на борьбу с потеплением

  © 2000-2024 - Информация "Рестко Холдинг" - www.restko.ru т. +7 (926) 535-50-61 Написать письмо